Ты ещё познакомишся с моим константином

Сейчас ты познакомишься С моим Константином, Мем Черный властелин - Рисовач .Ру

ты ещё познакомишся с моим константином

Константин с наслаждением высвободил шею от галстука, присел. Воду горячую лишь к вечеру обещали, а там песочек, девочки, познакомишься, все веселей, а? Ты молодой, энергичный, еще будет время належаться. Костюша, знаешь, Ириша, тьфу, Ирина Александровна, моя коллега мы. А почему друга Константина не оказалось рядом с ним в тот трагический день, ты не у моей дочери есть квартира в Москве, и она обеспечена так, как тебе и не снилось. Я еще неделю побуду у матери в гостях, и ты обязательно придешь к нам и познакомишься со своей маленькой родственницей. Вот мое личное поручение: я хочу, чтобы ты «отбил» мою дочь у одного богатого Константин Андреевич смотрел на этого красивого и статного мужчину, Так что, «впишешься» в будущее торжество, а позже познакомишься с.

Но рука у меня не заживала, сильно почернела, и меня самолетом отправили в госпиталь в Бресте. Там я сильно подружился с командиром разведроты Алексеем Осмачкиным. Где-то в разведке он шел впереди, и прошел мимо мины, а шедший сзади солдат на нее наступил, сам погиб, а Лене осколки достались в пятую точку.

До сих пор у меня перед глазами стоит картина как он спал по ночам: Каждый день ему вынимали осколки, и вскоре он уже мог ходить, правда, сильно сгорбившись. Так мы с ребятами его часто разыгрывали: Условия в госпитале были хорошие, один из офицеров по фамилии Музыкант хорошо организовал самодеятельность, и нам часто устраивали концерты, даже танцы. Правда, кроме медперсонала женщин почти не было, поэтому танцевали мы, в основном, друг с другом.

Засиделся как-то в полисаднике во дворе госпиталя до темноты, и когда возвращался, упал в какую-то яму, и вывихнул ногу. А дело было перед самой выпиской И начал меня вызывать к себе на допросы этот майор, но все было культурно. Начинал он очень издалека: У вас мама была в оккупации?

Вы с ней переписываетесь? А после госпиталя где-то в ноябре или декабре, я попал нештатным агитатором в отделение агитации и пропаганды политотдела й Армии, так как туда на пополнение присылали очень много молдаван, и для работы с ними нужны были люди, владеющие молдавским языком. Причем, начальник политотдела генерал-майор Масловский отнесся ко мне с большой симпатией, так как до войны он служил в штабе погранотряда, который тогда находился в Рыбнице, и ему по службе приходилось бывать в моем родном селе.

Всего в нашем отделении было человек десять, причем большинство из агитаторов до войны занимали посты первых секретарей райкомов партии. С молдаванами работали я и еще две девушки, которые знали молдавский язык, причем они были не из Молдавии, а из Первомайского района Кировоградской области, где была целая колония молдаван, и нашей основной задачей было выступать перед пополнением из Молдавии на разные темы: Выступали мы и перед большими группами солдат, максимум около роты, а бывало, что и перед двумя-тремя бойцами приходилось выступать.

Меня в этот отдел направили без никакой дополнительной учебы, потом бывали только одно-двухдневные семинары, и в первые же дни мне там присвоили звание младшего лейтенанта. Все-таки призывали много неподготовленных людей из самых разных республик, которые по-русски вообще ничего не понимали, и у которых абсолютно разные менталитет, религия Об едином и сплоченном коллективе речь в данном случае не шла вообще!

При взрыве снаряда меня контузило, и засыпало с головой. Меня спасла только моя плащ-палатка.

ты ещё познакомишся с моим константином

Насколько я знаю, там проходили какие-то солдаты, они увидели, что на земле лежит совсем новая плащ-палатка, начали ее откапывать, и нашли. Я совсем ничего не слышал, и как нас лечили в медсанбате? Собрали таких же контуженных как и я, раздали тексты песен, и мы хором, ничего не слыша, их пели.

Я себе представляю, что это был за хор Но в медсанбате я пробыл недолго, дней десять, наверное. Слух ко мне постепенно вернулся, но говорил я вначале сильно заикаясь. Правда, никакого документального свидетельства об этой контузии у меня. А где-то мая в доме офицеров устроили торжественный прием, на котором присутствовал командующий нашего фронта Рокоссовский. А чуть позже мне довелось быть на приеме на котором присутствовал английский фельдмаршал Монтгомери.

Когда наша девушка-военнослужащий преподнесла ему цветы, то он, восхищенный ее красотой, взял у нее автограф. Правда, я потом узнал, что это была майор медицинской службы, но когда она ему дарила цветы, то на ней были погоны рядового. В тот день помимо приема устроили еще и парад, даже с танками и кавалерией.

А на самом приеме всем бросилось в глаза, что Монтгомери был в каком-то очень старом, даже штопанном мундире. Там присутствовали корреспонденты наших центральных газет, и они его спросили об.

Он ответил, что когда он командовал войсками в северной Африке, его тяжело ранило. Он беспомощный лежал, а прямо на него двигался немецкий танк. И в самый последний момент его успели вытащить из-под гусениц этого танка, который прошел буквально в паре сантиметров от него Он приказал тому солдату, который спас ему жизнь, отдать ему свой мундир, и сказал нам: Потом английские офицеры напились, и начали вести себя безобразно Некоторые даже пытались отрывать у нас звездочки на сувениры.

А наши офицеры вели себя очень достойно, правда, нас перед этим приемом собрал командующий нашей й армии Попов, построили всех возле парка, и он говорит: Перед нами были вошебойки, специальные машины, для прожарки одежды.

ты ещё познакомишся с моим константином

И он нас предупредил: Когда я только попал в политотдел, меня расспросили про то, где я воевал, про обстоятельства моего ранения, и тогда меня спросили: Еще я получил медали: И весь этот городок жил за счет того, что обслуживал роддом, в который приезжали рожать женщины со всей Германии.

Город хоть и небольшой, но очень красивый и уютный. И там с нами приключилась история, каких даже в кино не бывает. Мы с моим товарищем Иваном Егоровичем Ляльковым снимали комнату в самом центре города у одной семьи.

У хозяйки были две маленькие дочки: Инге и Тея, им было где-то по 6 и 3 годика, а ее муж находился у нас в плену. Вы бы видели этих девочек: И мы решили с Иваном Егоровичем этих девочек подкормить, стали с ними делиться своими продуктами, и постепенно они отъелись, даже порозовели. А мы с Ляльковым жили в одной комнате: Я, правда, у хозяйки так и не спросил, чей же это был портрет.

Как-то в году я был на совещании комсомольских работников в Шверине, и возвращался на поезде в Люптейн, а в это время немцы уже начали возвращаться из плена. И на перроне вокзала в Шверине, один из освобожденных пленных вдруг показался мне очень знакомым. Думаю, откуда я могу его знать? И так я мучился, и не мог вспомнить, откуда я его знаю, что даже шел вперед разворачивался, и шел обратно этому немцу навстречу. Так я сделал раза три, но так и не вспомнил.

Но он это заметил, и сам обратился ко мне, он неплохо говорил по-русски: Но мы разговорились, и когда он сказал, что живет в Люптейне, я мгновенно понял, что он муж моей квартирной хозяйки, и это именно его портрет висит у меня над кроватью.

ты ещё познакомишся с моим константином

Я ему это сказал, он меня сразу начал расспрашивать о своей семье, но я его успокоил, что все нормально. Он так растрогался, что даже обнял. Тогда я ему говорю: Рассказал все Лялькову, мы дали нашей хозяйке продукты, и попросили ее накрыть стол, сказали ей, что мы ждем гостей. Когда она все сделала, я сходил за ним к его родителям, и привел. Вы даже представить себе не можете, какая это была встреча Мы с Ляльковым, конечно, сразу переехали в общежитие, а когда мы из Люптейна уезжали в Кенигсберг, то они все вместе пришли нас проводить, и подарили нам на память по две тарелки, вилки, ложки, два ножа, и кажется, кружки, и говорят: Я написал ей письмо, когда было ясно, что наше село уже вот-вот освободят.

Но она мне потом рассказывала, что получила то самое первое мое письмо еще при румынах Как так получилось, не знаю. Видно письмо пришло в соседний район, который уже был освобожден, а там уже люди как-то ей передали. И мы смотрели и учились.

Меня удивляло какая у них точность, честность, не было нашего мелочного обмана. Один раз в Люптейне мы с Ляльковым увидели как по улице шел мужчина с колокольчиком. Дойдя до определенного места он что-то громко объявил и ушел. Хозяйка нам объяснила, что на в кинотеатре назначено собрание. А мы много слышали, что немцы очень педантичные, и решили проверить, действительно ли это. Подходим к этому кинотеатру, никого, а на шесть был назначен киносеанс.

Мы прошли внутрь, так как кинотеатр был не заперт, и стали ждать. И в назначенное время, точно из под земли кинотеатр очень быстро заполнился людьми, и началось собрание. Причем, никаких дебатов не было, их бургомистр просто объявил: И без десяти шесть кинотеатр был уже свободен, мы, конечно, были удивлены такой организацией. Или, например, был такой случай. На 1 мая года у нас в полку был намечен митинг. И нужно было привезти из Шверина свежеотпечатанную по такому поводу дивизионную газету с выступлением Сталина.

Где-то в пол-восьмого я на мотоцикле выехал в Шверин, но почти сразу у меня пробило колесо. Я докатил мотоцикл до автомастерской, стучу в ворота. Дверь приоткрылась, но немец мне только сказал: В восемь часов, как и положено, он открылся, мигом мне все починил, и я его спрашиваю: Он мне назвал какую-то маленькую сумму, я ему протягиваю купюру, а он протягивает сдачу, какую-то мелочь. Я ему показываю, не надо сдачи, так он так разозлился, что швырнул эти монеты на дорогу Поразил уровень развития их сельского хозяйства, какие они получали урожаи.

Помню, туалет стоял во дворе, но очень опрятный, красивый, изнутри даже был оклеен обоями. Хозяин тут же относил ведро с нечистотами к двухсотлитровой бочке, одевал перчатки по локоть, и перемешивал с землей и водой. Поливали этой смесью грядки, и помидоры у них вырастали величиной с кулак В нашу воинскую часть за нечистотами даже очереди из немцев выстраивались.

И ведь не брезговали, хотя они очень аккуратные и чистоплотные. Я не знаю ни одного случая, чтобы у нас после Победы от рук немцев погиб бы хоть один солдат. Конечно, мы с ними общались, даже на танцы регулярно ходили. Немецкие девушки относились к нам очень хорошо, многие офицеры и солдаты встречались с ними, но мы знали, что заключать браки с немками было запрещено.

Была даже одна забавная история: Немки это заметили, и начали интересоваться, что они означают. И кто-то из наших неудачно пошутил, что такие шевроны носят солдаты, болеющие сифилисом Пока разобрались, пока объяснили им, что это не так, они начисто игнорировали таких солдат, и всячески их избегали. Вот рассказал это, и вспомнил, что в Германии уже после войны я встретил ту самую медсестру с моего первого комсомольского задания… Как-то на улице я встретил пару: Мы не поздоровались, прошли мимо друг друга.

Но потом она сама подошла ко мне, я уже вспомнил ее, и говорит: Это были самые тяжелые и кровопролитные бои. Даже когда мы ходили в разведку боем, и в том бою, когда меня ранило, мне стрелять не довелось. Страх, азарт, может быть, ненависть, что? Вот как-будто ты дежурный, это твоя обязанность, и кроме тебя это некому сделать.

Когда мы уже пошли в передовые порядки, так я даже вернулся, и взял каску, и индивидуальный пакет. Хотя, может просто я понимал, что после первой атаки, в которой батальон потерял примерно половину людей, вторая атака легкой быть не может Как-то после боя я увидел такую картину: Если он не отвечал на вопросы, этот лист с костром за проволоку подтягивали прямо под него, если же отвечал, то лист отодвигали Но я это видел издалека, смотреть на это не мог, поэтому сразу ушел, решил не вмешиваться.

Это был единственный такой случай за всю войну. Но я тогда особо не пил, мне на вкус не нравилось, поэтому я этим делом не увлекался. Еще до армии был случай: Я продал, и решил выпить пива, так как увидел, что много людей его пьют, значит, решил, наверное, оно вкусное.

Купил бокал пива, попробовал, и так мне оно не понравилось Я пошел с этим бокалом к продавцу: Случаев когда наши солдаты травились техническим спиртом я ни разу не. У нас в политотделе был ординарец Тимофей Тимофеевич, крестьянин в годах из Курской области. Вот он выпить очень любил. Он когда видел, что кто-то у нас в политотделе выпивает, аж в лице менялся, чуть ли не трясся. Его, конечно, всегда угощали, наливали. А если было свободное время, то он мог пойти на станцию, например, в поисках чего-нибудь выпить.

И как мы потом узнали, однажды он упал в пустую цистерну из под спирта, но хорошо, что рядом оказались другие люди, и его успели вытащить, хотя он уже даже сознание потерял. И вот после этого случая он совсем перестал пить, всегда отказывался.

Зато, помню, как один раз мы напились, когда я уже был парторгом в БАО в Кенигсберге. И тех, кто ездил в Берлин по каким-то делам, сослуживцы обычно просили что-то там купить, но чаще всего просили привезти водку.

И впятером мы в нашем офицерском общежитии тогда очень здорово набрались Закуски у нас почти не было, поэтому когда она закончилась, достал свои рыбные консервы, которые я не ел, и угостил товарищей. Наутро мы, конечно, чувствовали себя отвратительно. И тут один из них мне говорит: Мне тут-же стало так плохо, стало тошнить, и две недели после этого я вообще ничего не ел, только чай пил Мне хотелось побыстрее пойти гулять, поэтому мамалыгу с рыбой я проглотил почти не прожевав, и рыбная косточка застряла у меня в горле.

Я, конечно, начал кричать, плакать, горло опухло. Отец хотел меня сразу-же отвезти к врачу, но мать отвела меня к какой-то бабке в нашем селе. Та меня дымом окурила, заговор прочитала Тогда повели меня к другой бабке, то же.

Плацинда Константин Григорьевич

А у меня горло еще сильнее опухло. Тогда отец плюнул, и сам отвез меня в Балту к врачу, а тот эту кость у меня из горла легко вынул. С тех самых пор я рыбу вообще не ем. Даже когда под Курском мы сильно голодали, и нам очень редко выдавали рыбные консервы, то я их даже тогда не ел, а менял у других солдат на сырую картошку, которую нам редко выдавали по одной-две штуке на человека.

Но это не я сам собирал и добывал, а все это мне выдали на складе. Видно, собирали имущество по брошенным домам, или как, точно даже не знаю. И тем кто уезжал в отпуск, разрешали на этом складе, что-то получить. Вдруг вспомнилась одна смешная история. Потратили много сил и времени, бывало даже в столовой к солдатам с вопросами подходили: За какого кандидата нужно голосовать? И тут как-то случайно в разговоре выяснилось, что наш с Ляльковым ординарец, вообще не в курсе.

Ничего не знает, ни когда выборы, ни как фамилия кандидата. Мы были в шоке, у нас, у политработников, ординарец элементарных вещей не знает А он нам говорит: Это был, действительно, очень боевой командир, к тому же он был чуткий и очень справедливый.

Помню, когда он нас послал в ту атаку, в которой меня ранило, сказал: Особенно много погибло из тех, кого мобилизовали после освобождения в м году У меня погибли два моих дяди: У нас в селе есть памятник, на котором выбиты имена всех тех, кто не вернулся А я знаю, что из тех пятнадцати-двадцати человек, которые уходили в армию вместе со мной, вернулось только человека четыре Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

Мог остаться служить и дальше, но решил вернуться домой, реализовать детскую мечту - стать бригадиром в родном колхозе. Еще до армии я много работал прицепщиком, но параллельно изучил устройство и управление трактором, и тогда же получил специальность тракториста. Поэтому когда я вернулся домой, то пошел работать в колхоз трактористом.

Константин Зайцев | ВКонтакте

Я привез из Германии три новеньких рабочих комбинезона, одел один, и такой красивый пошел работать. Но в самый разгар первого рабочего дня ко мне прямо в поле приехали из райкома партии. Мое личное дело пришло к ним, они увидели что я занимался политической работой, поэтому решили меня привлечь, потому что людей не хватало. Так я проработал трактористом всего полдня Два года я проработал в Рыбницком райсполкоме заведующим отдела культуры, потом закончил партшколу, заочно окончил экономический институт, был на советской и профсоюзной работе.

Есть, сын, внуки, уже и два правнука. Вот вспомнил смешной эпизод. Когда я в м приехал в отпуск, то мы с мамой как-то разговорились, и я ей стал рассказывать какие-то боевые эпизоды.

А она мне говорит: На том холме был немецкий пулемет, который стрелял по нашему селу.

Сейчас ты познакомишься С моим Константином

У нашего соседа дом сгорел. А я вышла во двор, обложилась подушками, и на голову тоже подушку А ты говоришь танки, бомбежка Но помните, что на самом деле все наоборот. Внезапно стали трудно даваться такие вещи, как концентрация, организованность и память на мелкие детали.

И наше дело — перестать с ними бороться и противиться. Чтобы получить власть над ними — их, вместо этого, следует осознать. Вы будете спать гораздо больше или меньше обычного, вы будете просыпаться среди ночи, потому что не можете перестать думать о чем-то. Вы окажетесь полны энергии либо полностью истощены. Происходят события, изменяющие привычный ход жизни. Вы вдруг вынуждены переехать, развестись, потерять работу, разбить автомобиль, и. Сильная потребность побыть одному. В какой-то момент вы разочаровались в идее проводить каждые выходные с друзьями.

Чужие проблемы стали истощать вас больше, чем они интриговать. Эмоциональные, яркие сновидения, которые вы почти всегда запоминаете в деталях. Если сны — это то, как подсознание общается с вами или проецирует изображение вашего опытато, безусловно, ваше пытается что-то вам сказать. У вас становится меньше друзей. Вам все более некомфортно в компании негативно настроенных друзей. Главная проблема таких людей в том, что сами они редко осознают свой пессимизм, а сказать им об этом как-то некомфортно.

Поэтому вы понемногу начинаете игнорировать старых друзей. Чувство, что рушатся все ваши мечты. Возможно, в данный момент вы не осознаете, что движетесь к реальности, которая лучше, чем та, о которой вы мечтали, и которая в большей степени соответствует вам теперешнему, а не тому, кем вы себя когда-то представляли.

Чувство, что ваши мысли — ваш злейший враг. Вы начинаете понимать, что ваши мысли действительно формируют ваш опыт. Но это часто не так, до тех пор, пока нашему терпению не приходит конец. После этого мы пытаемся начать их контролировать — и вот тогда-то понимаем, что мы всегда их контролировали.